Лео Яковлев. Голубое и розовое, или Лекарство от импотенции



From: bookra(a)kharkov.ukrtel.net
Роман в двух частях


Лео Яковлев (род. в 1933 г.) - автор романов и повестей: "Корректор" (Харьков, 1997); "Антон Чехов. Роман с евреями" (Харьков, 2000); "Повесть о жизни Омара Хайяма" (Нью-Йорк, 1998, Москва, 2003-2004); "Холокост и судьба человека" (Харьков, 2003); "Песнь о нибелунгах" - повествование в прозе (Москва, 2004); "Гильгамеш" - повествование в прозе (Москва, 2005), а также автор-составитель книг: "Суфии. Восхождение к истине" (Москва, 2001), "Афоризмы Патанджали" (Москва, 2001), "Библия и Коран" (Москва, 2002); У. Черчилль. "Мускулы мира" (Москва, 2002), "Поверья, суеверия и предрассудки русского народа" (Москва, 2003).



От автора

За пять лет, прошедших с того момента, когда в этом романе была поставлена последняя точка, в мире увидел свет добрый десяток книг, к которым я в той или иной степени авторства имею отношение. По некоторым из них уже потребовался дополнительный тираж, а вот судьба этого текста как-то не складывалась, и во мне росло ощущение своей вины перед ним: я стал постоянно слышать плач этого нерожденного ребенка. Следуя своим убеждениям, я старался и стараюсь не вмешиваться в течение дел земных, полагая, что Предопределение божественно, и все нити Судьбы и людей, и книг находятся в руках Аллаха.
Исключение из этого своего правила я допускаю лишь тогда, когда чувствую на своем Пути противодействие мелкого рогатого скота и иных сил, не имеющих, на мой взгляд, ничего общего с волей Всевышнего, и тогда я стараюсь поступать им наперекор. Издание этого романа можно отнести именно к таким моим поступкам, и совершил я его при Его содействии, а значит - и в соответствии с Его волей.
Теперь несколько слов о самом романе. Последнее время кто-то настойчиво внедряет в русскоязычный литературный обиход мало понятную и мало кому интересную целано-виано-селиновую прозу, вдохновившую некоторых впечатлительных российских литераторов на еще более убогие подражания. Я же, работая над этим текстом, старался не нарушать заветы старых мастеров, считавших, что проза должна быть краткой, простой, точной и ясной. Кроме того, я считаю, что в художественной прозе должен быть тайный знак, появляющийся в начале повествования и рано или поздно оказывающий влияние на дальнейшие судьбы действующих в нем лиц, как, например, заячий тулуп, совершенно ненужный Гриневу, отбывающему в далекую крепость. Здесь же таким знаком послужило простенькое колечко, случайно найденное героем романа на заре его туманной юности. А все последующие, происходившие в его жизни события, сменяли друг друга сами по себе, уже независимо от воли автора.
Всего вам доброго!
Лео Яковлев
Харьков
июль 2004 г.






далее: Часть первая >>

Лео Яковлев. Голубое и розовое, или Лекарство от импотенции
   Часть первая
   Глава 1. О старости, о печали, об импотенции и других не очень приятных вещах
   IV
   Глава 7. О недолгом пребывании главных действующих лиц на
   II
   Часть вторая
   Глава 1. Случайная встреча